У меня есть три фотографии с последнего визита в Шуши. И какими бы банальными ни казались эти фото — девушка в Катароте, с кудрями на ветру, в лиловой куртке — они уже не подлежат публикации до того момента, когда я снова буду стоять в Катароте, торжественно, как хозяйка. Все, что связано с Шуши, но особенно образы в моей голове — уже пережитки моего самосознания, Родины, утраты побед, видения будущего армян.

В эти дни я часто просматриваю эти и другие фотографии, сделанные в Шуши, пытаясь поймать свое тогдашнее настроение, чтобы всегда помнить, хранить в сердце и никогда не забывать. Кудри, которые боролись с ветрами Катарота, на самом деле свободно парили на этой фотографии, но сегодня это вызывает печаль.

И дело не столько в ощущении невозможности возврата, сколько в чувстве безнадежности, отчаяния и одиночества в бою. Представляю, что приблизительно то же чувствовал 20-летний парень, которому приказали отступить из Шуши, а он, отступая по лесу в тыл, надеялся, что хотя бы по дороге встретит наших.

Ах, эти леса … стоит только прислушаться, чтобы услышать их мудрое молчание, льющееся хриплым голосом рассказывающего сказку старика. Вдруг … «ку –ку, ку-ку», невидимая лесная птица-страж нарушает тишину, отвлекая от углубленного самоанализа.

А сегодня они, через полгода после окончания войны, заставляют из глубин души найти ответы намиллионы «почему», которые совершенно не направлены тебе. А может и тебе, ведь ты тоже являешься частью безликого, бесчувственного и отчаявшегося целого, которое в одиночку сегодня борется против целого мира?

Я знаю, что не одна, но я одинока, поскольку призывы к единству лишь ку-ку, доносящийся из тишины, потому что ответа нет из-за тысяч оправданий.И если эти причины есть, значит, самоанализ не привел к усвоению урока. А урок один: ты либо армянин, либо антиармянин.

Как бы мы с этим ни боролись, Шуши сегодня индикатор. Он явственно, убийственно определяет, стоит ли человек вокруг оси армянства или антиармянства. И в каком-то смысле Шуши заточил тех, кто питаясь идеологической основой армянства, в какой-то абстрактной крепости, где даже тысячи собак Артавазда не смогут перегрызть оковы.

Шуши — символ заточенного достоинства, утраченной победы и унесенной ветром Родины.

В темницах сознания мы наедине с миллионами «почему». И все мы примерно об одном, но мы не едины. Ведь очень основательно вбили клин между нами и нами же, разделив на множество осколков, чтобы собирающий пазл долго мучался, чтобы человеческое лицо было искажено, а чувства были из виртуальной реальности.

Эта полная квазимодо тюрьма — наше общее чистилище, из которого есть два выхода: либо ты становишься армянином, либо антиармянином. Либо объединяешься, либо становишься унесенным ветром. Либо восстанавливаешь свое достоинство, победоносный дух, Родину, либо растворяешься в пепле ада.

Грачуи Мирзоян