Он, сидя в кафе, беззаботно наслаждался сигарой и чашкой кофе. Он знал, что, выпив кофе и выкурив сигару, он может пойти в приобретенную однушку, полежать немного, расслабиться, включить американские новости и беззаботно насладиться очередным солнечным днем. Он знал, что он сделал, он знал, за что получил эту жизнь, к которой уже приспособился. Ну, конечно, легко приспособиться к жизни, когда у тебя есть страница в фейсбуке, откуда капают деньги, когда ты написал книгу стоимостью 100 долларов, когда у тебя квартира, которую тебе подарили за ложь. Или же у тебя нет квартиры, но есть деньги, необходимые для безбедной жизни.

Когда он выйдет на улицу, наденет свою шляпу с широкими полями и свой любимый костюм, в глазах обычного американца, мексиканца, англичанина он произведет впечатление очень образованного и грамотного джентльмена. Многие даже захотят с ним поговорить, узнав, что он автор книги о войне. Возможно, он будет гордиться своей национальностью, зная о хорошей репутации армян в США. Вероятно, это поднимет его еще больше в глазах инoстранцев, он, вероятно, почувствует себя даже лучше, что смог так легко и так быстро адаптироваться к своей новой жизни. О стране, из которой он бежал от поражения, день закрепления которого он притворился больным, он и не вспомнит или забудет очень скоро, и вообще, с каждым днем для него случившееся станет чем-то естественным, даже нормальным. Он окончательно убедится в одном — в стране, из которой он сбежал, можно сделать все: можно обманывать, лгать, фальсифицировать, манипулировать и оставаться безнаказанным. Когда из-за его лжи и манипуляций был убит один солдат, а он не был наказан, он подумал, что не делает ничего плохого…. когда было убито 10 человек, и он снова остался безнаказанным, он подумал, что так и должно быть. А когда это число достигло 100 или 1000, для него это была разница всего в один ноль.

В стране, из которой он сбежал, много подонков, а может все еще есть подонки, которые любят его или любили его, даже когда было очевидно, что он обманывал в течение 44 дней. Ведь у него есть оправдание: его заставили обмануть: Возможно, в силу этого обстоятельства он сохранит свою совесть чистой, будет считать, что его доля вины ничтожно мала. Да, он так и будет думать, даже улыбнется, узнав, что сегодня были проданы 3 книги о войне. Он  улыбнется. Он, который продал настоящую войну. Эта история не начнется и не закончится с него, поскольку в стране, из которой он бежал, прощают всех душегубов, сыноубийц, в стране, из которой он бежал, предателей не расстреливают…

Гагик Асатрян