Я давно понял, что Левон Тер-Петросян — самый underground-ный президент в мире. Это ж  насколько должен быть самодостаточным человек, чтобы запереться в крепости в ущелье, и думать, что без него Армения обязательно станет Мордором, но в то же время продолжать поливать деревья в саду.

Не знаю, сколько эмпатии годы и опыта оставили у первого президента, но я все же надеюсь, что, несмотря на искушение обвинить и напомнить всем простой тезис «я же говорил», он переживает величайшую личную трагедию.

 Для нашего поколения ясно, я бы сказал, предельно ясно, что Тер-Петросян очищается всеми возможными способами, отделяя себя от пашиняновской грязи. План-максимум — «я тебя породил, я тебя и уничтожу», план-минимум — «смотрите, он – антинациональное бедстиве, а я президент-основатель».

 Как бы то ни было, Тер-Петросян определенно заслужил право лоббировать любую идеологию, нравится это нам или нет. А теперь сказ о том, как мы, новое поколение, реагируем на формулировки «болезненные компромиссы», «сосуществование», «ни пяди земли».

Для нас очевидно: все это фальшивые слова, настолько фальшивые, что даже не стали лингвистическим мышлением, все они придуманы либо для оправдания некомпетентности, либо для сокрытия жадности к власти.

 Для нас яснее ясного, что траур вечен, если нет борьбы, что эта война вечна, потому что война выбрала нас, а не мы ее. Мы знаем, что лежачего бьют, а тот, кто протягивает руку помощи, имеет свой интерес. Мы смирились с тем, что групповая смерть  сродни свадьбе, только жаль тех, кто не приглашен на эту свадьбу. Кто-то серьезно полагает, что поколению, осознавшему все это и не только, может убедить смириться со всем этим?

Убедить в том, что произошедшего не изменить и нужно найти способы к сосуществованию. Вы ошибаетесь, мы будем готовиться, мы будем всех агитировать, чтоб готовились, еще  наступит время решающей битвы. И мы будем готовы не слепым национализмом, не романтической воинственностью, не тем более дурацким либерализмом. Мы будем готовы, потому что мы подготовились, мы сухо и цинично все просчитали. Поскольку нас не интересует процесс, для нас важна победа. И мы определенно «за ценой не постоим», а те, кто пытается обвинить наш вид в максимализме, кто думает, что этот путь никуда не ведет, открою вам секрет. Это наш вид, от которого сходят с ума ваши женщины, они сгорают от любви, и это наш темперамент, который открывает дверь в другие чувственные миры.

А вы продолжайте ходить на работу и обратно, пока не дойдете до могилы. Мне нравится, что дискурс о несостоятельности армянской политической мысли открывает сам Тер-Петросян, в этом есть смесь символизма со страхом и мужеством. Наступает момент перемен, мой мыслящий друг. Вазген Саргсян нам обещал 21 век, так будем готовы взять его, знаю, что дорого, но когда наш вид смотрел на цены?

P.S. Иногда, когда пьяный проезжаю мимо крепости в ущелье, обязательно несколько раз сигналю. Я знаю, что Тер-Петросян все равно меня не услышит, тогда на моем лице появляется улыбка, ведь я тоже никогда не слушаю его.

Ованнес Бастаджян