Истина есть истина, когда она раскрывается вовремя…

(Из английского памфлета, посвященного англо-российским отношениям, 1719 г.)

Общество, в котором я живу, ярко охарактеризовал Егише Чаренц. Он назвал его «безликим и несамостоятельным».

Это общество не развивается, ибо, находясь в извечном рабстве, считает себя свободным, не обладая свободой. В таком обществе презирают мораль, но страх, присущий рабам, заставляет это общество искать моральное оправдание своим поступкам. К духовности и добру взывают люди, которые так же далеки от нравственности, как каннибалы – от христианства.

Отсюда – моральный коллапс. 

В этом обществе найдутся и аскеты-праведники, и закоренелые грешники. Но не найдется своего Наполеона (при всех его недостатках и нечестивых деяниях), который заявил бы: «Я беру на себя ответственность за все, что когда-либо совершила Франция, от времен Людовика Святого до Комитета общественной безопасности».

Мир древнее этого общества. Находиться в этом мире и быть свободным от него невозможно. А он живет по своим законам. В этом мире ярость обрушивается на того, чья беззащитность очевидна. Так утверждал Т. Адорно. Его утверждение зиждется на крепкой основе: еще древние греки знали, что тот, кто не может первым нанести удар, первым получает его. Казалось бы – простые закономерности. Но не для общества, в котором я живу. Оно много веков пытается доказать миру свою избранность, исключительность. Но под всем этим – декоративная поза и пустота, страдальческий застой вкупе с воинствующим дилетантизмом. Так, когда очевидно, что необходимо действовать, общество, в котором я живу, начинает философствовать, как замшелый схимник.

В этом обществе знают, что война щадит не храбрых, а трусливых. Поэтому и атрофировалось у его представителей главное условие победы – воля к победе.

В этом обществе ежедневно доказывают правоту Аристотеля. Учитель Александра Македонского, в свое время, заметил, что характер человека проявляется тогда, когда он попадает во власть («Αρχή άνδρα δείκνυσει» — архи андра дикниси). 

Во власти, пусть даже на самых низких ее ступенях, находятся винтики. Нередко они – среднестатистически адекватные отцы семейств, не обремененные интеллектом. Будучи частями государственного бюрократического аппарата, борясь с собственными гражданами от имени государства, они, впоследствии, оправдываются: «Мы просто выполняли приказ». Ради чего? Молчание. Ведь приказ они выполняли или из рабского страха, или (и) ожидая бонусов и поощрений, карьерного продвижения и роста зарплаты. Но в обществе, в котором я живу, не принято говорить правду. Лучше прикрыться системой, законом,  теми, кто отдавал приказ…. Лучше переложить ответственность. А потом, заломив руки, лицемерно, истошно взывать к небу и миру: «За что»?

Армен Гагикович Григорян