А до того, как выборы приблизятся к своему логическому завершению, продолжим знакомство с партиями, участвующими в них.

«СУВЕРЕННАЯ АРМЕНИЯ»

Партия была основана в апреле 2021 года. Учредительный съезд партии состоялся 23 апреля этого года.

На съезде выступили учредители партии. Один из учредителей, Давид Санасарян, начал свое выступление со слов о событиях, произошедших в Армении три года назад в апреле: «Под давлением народа нелегитимный премьер-министр Армении Серж Саргсян подал в отставку и признал свою ошибку. В этот самый день улицы залились возгласами счастья, волнения и радости».

По словам Санасаряна, правительство могло внести поправки в ВС, судебную систему, правоохранительные органы и другие ключевые сферы, но оно оказалось не способным на это, оно бесполезно и сейчас.

Примечательно, что большая часть партии — бывшие шагисты.

Однако Давид Санасарян отметил, что исключает создание коалиции с нынешней и бывшей властями.

«Думаю, народ отвергнет и бывших, и нынешних. Мы не позволим народу остаться перед выбором между бывшими и нынешними. Мы будем строить нашу политику таким образом, чтобы предоставить гражданину альтернативу. Граждане, принявшие участие в революции, должны знать, что есть люди, готовые продолжить выполнять их волю».

Первый в списке партии «Суверенная Армения» — Давид Санасарян. За ним следуют Журем Погосян, Нарине Мартиросян, Овсеп Казарян.

Как вы заметили, единственное известное имя — Давид Санасарян. В любом случае не стоит так строго судить новичков. На самом деле, эта восторженная волна политического участия приветствуется.

А почему революционер Санасарян превратился в контрреволюционера?

Его путь контрреволюционера напрямую связан с человеком, который разрушил сферу здравоохранения.

Арсен Торосян одним показанием просто превратил своего друга-революционера в антигероя шагистов.

Арсен Торосян представил в суде общей юрисдикции Еревана свою онлайн переписку с Давидом Санасаряном, в которой обсуждались вопросы касаемо процесса закупки оборудования для гемодиализа, участия в этом процессе высокопоставленных сотрудников Государственной контрольной службы и монополии в процессе закупки оборудования для гемодиализа.

До этого, Санасаряну уже было предъявлено обвинение. Согласно обвинению, Санасарян, зная, что близкий ему Самвел Адян фактически управляет несколькими коммерческими организациями, участвующими в процессе государственных закупок, проигнорировал правовой запрет и назначил его исполняющим обязанности начальника управления контроля процесса закупок ГКС. Таким образом, по сути, позволив Адяну осуществлять контроль деятельностью организаций, которыми он управляет.

Переписку Торосян-Санасарян прокурор трактовал в пользу обвинения, настаивая на том, что это основание для обвинения Санасаряна и других. Саргсян отметил, что, когда министр Торосян говорил о якобы незаконных действиях сотрудников ГКС в пользу ООО «Зорашен», Давид Санасарян не ответил на это, в то время как, по мнению Геворга Саргсяна, это должно было заинтересовать руководителя ГКС в первую очередь.

Адвокат Санасаряна Арсен Сардарян отметил, что из разговора становится очевидным, что Санасарян руководствовался государственными интересами.

В итоге судебный процесс продолжается, и до 14 января этого года полномочия главы ГКС были заморожены. Пашинян предпочел оставить своего единомышленника Торосяна, чем защищать соратника Раффи Ованнисяна и Заруи Постанджян, который на всех митингах стоял рядом с Пашиняном.

Уже 14 января этого года Санасарян написал заявление об уходе с поста главы Государственной контрольной службы (ГКС) предводителю «шагистов».

Позже Санасарян написал:

«Уже около двух лет, как меня отстранили от возможности служить вам в качестве главы ГКС, и в качестве обвиняемого я участвую в судебном процессе, который, по сути, не имеет ничего общего со мной, что помешало мне выполнить свои обязанности по очищению страны от коррупции. Я давно принял трудное для себя решение, но учел опасность послевоенных потрясений и отложил его, чтобы не увеличивать шансы на возвращение представителей прежнего режима», — написал Санасарян, добавив: «Независимо от того, что по отношению ко мне совершили ошибку, я не сделал ничего, чтобы правительство, сформированное в результате революции и избранное народом, потерпело неудачу из-за меня. Более того, я всегда поддерживал легитимную власть в кризисных ситуациях. Однако по непонятным мне причинам мне не удалось встретиться с премьер-министром в этот период, изложить свои взгляды по разным вопросам, объяснить противоречия; я попытался сделать это сразу после прекращения огня».

И теперь Санасарян со своей новой командой борется со своими бывшими друзьями — шагистами.