Но мы же поколение, которое увидело две войны, мам.

Так мне ответил мой 12-летний сын, с которым я говорила об их «беспечности». Конечно, у меня не было ответа. Более того, я вспомнила, что несколько месяцев назад я писала и предчувствовала то, что сегодня стало реальностью.

Это поколение уникально во многих отношениях, от потребительского поведения до схем обработки и восприятия информации. Они, конечно, придают жизни кажущуюся легкость и непринужденность, но это поколение, которое должно смириться с чувством поражения, реальностью потери Родины и жизнью в мире кривых зеркал. Это поколение, которое на собственной шкуре чувствует общественное безразличие.

И я хочу понять, с какого момента нация, давшая жизнь поговорке «чужых детей не бывает», стала жить по принципу «главное, что мой ребенок не будет служить в Арцахе»? Матери, которых не волнует бесконечно расширяющийся Ераблур. Место, которое с высоты Гордости превратилось в клеймо стыда, поражения и целого потерянного поколения на лбу живых.

Мы просто не можем контролировать то, что имеем. И поэтому мы придумали поговорку: «Держи дверь закрытой, и не называй соседа вором». А сегодня, игнорируя унаследованные традиционные знания в виде пословиц, мы открыли дверь нашей Родины.

Мы кричим «Добро пожаловать!», думая, что «зверь-людоед», описанный гениальным Туманяном, уже стал человеком. Мы забыли, что сила порождает право. А наша сила в единстве, а не в поисках спасителя.

Мы любим обвинять и твердить, что нет лидера, скрывая качества прирожденного лидера в глубинах собственной сущности. А делаем это потому, что легко переложить ответственность на чужие плечи, требовать у него и палец об палец не ударять для достижения другого результата. Это не я говорю, так говорят психологи.

Так мы оставляем свои победы, достижения и результаты действий. А следующим шагом станет Родина, граница, которая сегодня горит максимум в 40 минутах езды от центра Еревана.

Истощала, обмельчала моя Родина, но даже в своей малости она безгранична в способности дарить любовь.

И, несмотря на это, мы будем и дальше искать спасителей и игнорировать подвиги спасителей.

Будем и дальше расчленять Родину, поскольку не осознаем ее ценности. И я снова должна задать вопрос: нам вообще нужно государство? Не знаю как вам, но мне, моим и  даже вашим поколениям — нужно. Потому что, когда в чужих краях вас в очередной раз спросят: «Romania? Where is Armenia?», по крайней мере, будет что ответить, не говоря уже о многих преимуществах наличия государства, которыми сегодня пользуются соседи, которые «еще сидели на деревьях, когда мы создавали хачкары».

А что ты делаешь сейчас? Что делаю я? Я на пути к созданию сильного государства и сильной Родины для тебя и для себя, для всех нас. И как говорит мой хороший друг Армен, «мы действительно все восстановим, кроме целого поколения».

— Покойтесь, сироты мои … волнение напрасно, напрасно и невыгодно … (О. Туманян)

Грачуи Мирзоян