Мы — общество крайностей. Именно этот экстремизм привел нас к экстремальной ситуации. Все, что является для нас новым или неизвестным, мы называем злом. Мы не пытаемся понять суть, содержание или возможную необходимость нового. Может быть,  прежде чем критиковать, на мгновение нужно задуматься: возможно, новое для нас в целом мире уже устарело? То же самое и со старым, традиционным. Под видом традиционного нам преподносят насилие и суеверие. Именно в этом заключался метод разобщения: дискредитировать привычные обычаи и представить искаженное новое.

Скажи мне, старый черт, какие у тебя планы?

Руководствуясь отрицанием, скрывая под семью замками пусть и слабую, но способность рассуждать, мы постоянно слышим похожую на заезженную пластинку  выражения, доходящие до фанатизма. Так, привыкшая аплодировать аудитория пресыщает оппортуниста. Я не хочу винить общество, это то же, что винить больного в том, что он заболел. Но как при этом вылечиться, если пациент отказывается от приема таблеток? Вот в этом и  миссия «сатаны».

Сотворившие кумиров являются авторами дьяволов.

Мы ходим по руинам разрушенной системы ценностей, ища большой фрагмент, чтобы построить на нем новую систему, столп, на котором держится идентичность. Кажется, что нет основы, нет камня, который мог бы стать краеугольным камнем нового построения. Но это только кажется…

Чтобы прислушиваться к рациональным голосам и словам, перестаньте поклоняться пустым идолам. Выключите отрицание и найдите в себе силы признать, что «спаситель» был фейком. Можно доверять простому смертному, лишь следя за его шагами, нужно быть готовым к тому, что  он споткнется. Только рабское общество поклоняется властям, восхваляя должности. Только недоразвитый лидер окружает себя подхалимами, так как не может слышать, что он не самый могущественный.

Именно рабское мышление общества заставляет лидера поверить в миф о своей непобедимости, который разрушает и его самого, и тех, кто сделал его кумиром.

Уже нельзя полагаться на разум, сознание, логику и даже патриотизм. Мы уже опоздали, теперь очередь за инстинктом — инстинктом самосохранения. То, чем природа наделяет каждого, даже пресмыкающихся, а в наших рядах всегда были ястребы.

Моя вера не позволяет мне отчаиваться. Это вид борьбы, невидимый для большинства, несущественный в глазах многих, бессмысленный в восприятии слабаков.

Мы не видим того, кто посеял пшеницу, вместо этого за вкусный хлеб благодарим булочника.

Служите, коль уж дали клятву, служите всем без остатка, не ожидая благодарности. С того момента, как вы взяли на себя обязательство, это стало вашей работой, оплачиваемой работой. Вы бы сделали то же самое за простую благодарность? Нет? Что ж, благодарность — это роскошь, которую вы либо получите, либо нет, особенно если вы всего лишь посредственность.

Не нужно сдаваться, все будет хорошо. Но на этот раз не вопреки, а во имя.

Только вот жалко ребят…

Амалия Папян