Недавно я начала пользоваться общественным транспортом. Причин несколько, самая банальная из которых — избежать неразрешимой проблемы с поиском места для парковки. Что и говорить, нынешняя власть, пересекая практически все красные линии во внутренней и внешней политике, свято хранит парковочные красные линии в столице. То, о чем бездумно говорили во время «революции». Красные линии, конечно же, остались, вернулись и «парковщики», которые просто самовольно управляютобщественным пространством, но это уже другая история. История, где все как раньше, с одной лишь разницей: за парковку в малом центре «парковщику» нужно платить не менее 500 драмов.

 — Если вы надолго, то платите 500 и прямо сейчас, — говорит самоуверенный Властелин провластного района.

Следующая причина — резкое повышение цен на такси. В частности, после подорожания «Яндекс» такси, при использовании можно спокойно запросить посадочный талон. И несмотря на это, сложно найти свободное такси, а не застрять в пробках — невозможно. Таким образом,  день диктовал пользоваться общественным транспортом.

Кстати, новые микроавтобусы очень удобны и аккуратны. Подходишь, бросаешь в коробку 100 драм и проходишь. В моем случае я села почти с первой остановки. Я села и осматривала большой палец правой руки, который был серьезно поврежден накануне, я оставила его под дверью машины. Ну, говорят, такое бывает со многими, ну и я теперь не исключение. Сажусь и рассматриваю палец с разных ракурсов. Вдруг я заметила взгляд сидящего рядом со мной парня и его грустную улыбку. Я подумала, наверное, он из тех многих. На полпути я заметила его черную искусственную руку…  я со своим пальцем не заметила, что одна рука улыбающегося парня протезирована от локтя.

Я поняла значение и взгляда, и улыбки, и смехотворность своего поведения.

Итак, сидя в пробке в ужасную жару, я мысленно вернулась в дни проклятой 44-дневной войны, как вдруг зазвонил телефон парня рядом со мной.

— Здравствуйте, доктор джан, да, я уже еду. Я не знаю, когда буду, я в пробке. Да, доктор джан, спасибо, и тебя с Днем независимости Арцаха.

Мысли мои запутались, я старалась не смотреть на парня. Мне было стыдно, не знаю почему, но мне было очень стыдно. Я старалась остаться незамеченной.

Через некоторое время моего соседа сменил другой. Он был с другом. Скорее всего, это были рабочие:

— Послушай, Армен, давай что-нибудь придумаем и сегодня не пойдем к ним. Тот другой достал, давай закончим его заказ.

— Что тут придумать ара, сколько раз на прошлой неделе говорили то день рождения, то похороны.

— Ара, сегодня День независимости Карабаха, я по радио слышал!

— Ааааа, какой еще Арцах, ара? Ты же взрослый парень.

Амалия Папян