«Бархатная революция» в Армении, на волне которой к власти пришел действующий премьер-министр Никол Пашинян и поражение армянской стороны во второй карабахской войне наглядно показали, что значимость карабахского конфликта в армянском национально-государственном проекте снижается. Об этом в ходе организованного Институтом Кавказа международной конференции «Кавказ XXI» 8 октября заявил ведущий научный сотрудник Центра евроатлантической безопасности Института международных исследований МГИМО МИД России Сергей Маркедонов.

Выступая на тему «Армения: пути трансформации национального проекта», политолог Маркедонов задался вопросом – будет ли Карабах после поражения Армении в прошлогодней войне оставаться центром армянской политики. «Это вопрос важно задать, поскольку тема Карабаха с момента независимости стала центром внутренней мобилизации Армении, — сказал Маркедовнов. — Вопрос самоопределения Карабаха тогда разбудил Армению в начале 1990 гг. То есть, Армения в этом плане отличилась от других постсоветских стран – основной фактор движения независимости и национально-государственного проекта был внешним – Карабах. Карабах был вмонтирован в армянскую идентичность».

Здесь он пояснил, что Карабах на самом деле был армяно-азербайджанским конфликтом, который гораздо шире чем Карабах. «Перестрелки на границе с Арменией и Азербайджана, демаркация и делимитация, о чем сейчас спорят стороны – тому свидетельство», — заметил эксперт.

Значение же карабахского конфликта в восприятии армянского общества, считает Маркедонов, начало меняться практически после победы страны в первой карабахской войне. «Происходило инструмнетализация карабахского конфликта. Она начала связываться с удержанием власти, отсюда и спорный термин «карабахский клан». Многие беды внутри страны начали оправдываться наличием карабахского конфликта, — сказал эксперт. — Отсюда и усталость общества от конфликта. Проявлением этого стала то, что массового добровольческого движения не было во время прошлогодней войны, как это было во время первой карабахской войны».

В настоящее время, считает Сергей Маркедонов, социологи должны исследовать реальное отношение в Армении к карабахскому конфликту. «Нужно понять реальный вес Карабаха в армянском восприятии, как трансформировалось в этом плане восприятие Карабаха с учетом итогов последних досрочных парламентских выборов, когда проект «идти до конца» не победил даже на юге Армении (пострадавший от конфликта Сюникский регион, часть коммуникаций которого оказались на подконтрольных Азербайджану территориях. – Ред.)», — подчеркнул он.

«Значение центральной несущей конструкции Карабаха в армянской политике и в общественном восприятии будет снижаться. Этот фактор будет давать о себе знать, но его влияние будет снижаться. Молодое поколение в Армении даже не знает, что такое «Комитет Карабаха», кто такие его челны, например, Вазген Манукян. Новое поколение новые приоритеты».

В заключение Маркедонов заметил, что конфликт в Карабахе не завершен. «Завершенность конфликта – это мирное соглашение, которое воспринимается легитимно в обществах двух стран. В Армении говорят о необходимости прояснения статуса Карабаха, об этом говорит кстати не только Армения, но и сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Президент Алиев, конечно, заявляет об окончании конфликта. Его можно понять, он говорит конфликт завершился, Баку победил и он, как конфликт, остался в истории. Он в учебнике. Но на самом деле ситуация иная», — пояснил он.