Целью учений, проводимых Ираном, является демонстрация готовности к любым возможным изменениям на границе. Такое мнение в беседе с пресс-клубом «Джейран медиа» выразила к.и.н., доцент кафедры современного Востока и Африки РГГУ, старший научный сотрудник ИВРАН, руководитель восточного культурного центра Института Востоковедения Российской Академии Наук Лана Раванди-Фадаи.

«Расценивать же эти действия Азербайджан может по-разному. На самом деле Ирану было необходимо проверить боеготовность армейских соединений в пограничных районах. По некоторым источникам, модернизация иранской армии на севере страны не производилась. В Нахичевани тоже продолжаются совместные азербайджано-турецкие боевые тактические учения «Нерушимое братство 2021». Еще один немаловажный факт — сейчас проводятся учения Турция, Азербайджан и Грузия, и в первую очередь это командно-штабные учения. Разрабатываются всякие сценарии с тем, чтобы генеральный штаб каждой страны знал какие действия предпринимать. Каждой стране необходима проверка боеготовности армейских соединений», — считает эксперт.

По словам специалиста, Турция всегда рассматривалась Ираном как конкурент за статус центра силы в регионе. «Безусловно, шаги Турции по сближению с Азербайджаном являются вызовом для Ирана, однако в этой борьбе Иран отвечает своим стремлением к дальнейшей интеграции в региональных структурах, как, например, Евразийский Экономический союз и ШОС», — сказала собеседник пресс-клуба.

Аналитик считает, что напряжение в отношениях между Ираном и Азербайджаном, по мнению иранцев, кроется в политике третьих стран, направленной на изоляцию Ирана, и чем тесней дружба Азербайджана с Израилем, тем прочнее связи Ирана с Арменией.

Кроме того, по мнению Раванди-Фадаи, Армения для Ирана важный экономический партнёр. Аналитик напомнила, что в результате конфликта в Нагорном Карабахе Турция лишилась доли в экономике Армении и на смену ей пришёл Иран.

«Так что Иран видит в Армении прежде всего свои экономические интересы. Иран вынуждают рассматривать Армению как стратегический тыл. Тот же самый Запад вынуждает. Кроме экономической роли есть и прагматично политическая. Это исторически хорошие соседские отношения. Иран переживает нелегкие времена в связи с постоянными наложениями санкций. Но в экономической изоляции оказался не только Иран, но и Армения. Их экономические интересы совпали. И как я уже неоднократно повторяла, присутствует и состязательный фактор: чем тесней дружба Азербайджана с Израилем и США, тем прочнее связи Ирана с Арменией», — отметила эксперт.

Говоря о риске военного столкновения, Раванди-Фадаи сказала, что он всегда присутствует, однако его реальность определяется скорее подстрекательством со стороны третьих стран. Аналитик также выделила роль России в данных условиях, отметив, что российская сторона нивелирует любые возможные конфликты и поддерживает стабильность в регионе.

Напомним, что накануне в Москве глава МИД Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиян провел переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Иранский гость отметил, что отношения с РФ — приоритет для внешней политики страны, однако Амир-Абдоллахиан также обозначил и болезненную для Ирана тему — отношения с Азербайджаном.

Тем не менее Лавров отметил, что Москва уже давно все сказала, когда сыграла решающую роль в остановке войны в Нагорном Карабахе. В рамках достигнутых год назад договоренностей шла речь о разблокировании всех транспортных коммуникаций и экономических связей в регионе.

Позже, в интервью телеканалу «Россия-24», глава МИД Ирана заявил, что

Азербайджан и Армения — «наши хорошие соседи, и мы не можем работать с кем-то одним из них против другого. Наша внешняя политика сбалансирована».

По мнению Раванди-Фадаи, ни одна из стран не заинтересована в военном столкновении, поэтому риск здесь не велик. «У Ирана многовековые традиции дипломатии. Это государство не вчера родилось, и оно взвешивает свои действия», — заметила собеседник пресс-клуба.

«Сказать честно, меня очень волнует, как развиваются отношения между Ираном и Азербайджаном. Я родилась и выросла в Баку и в тоже время у меня есть иранские и русские корни. 28 сентября в ТПП РФ проходил международный круглый стол «Сотрудничество России, Азербайджана и Ирана на Каспии. Промышленная кооперация и транзитный потенциал». На этой конференции меня назвали мостиком между странами. Я не могу быть равнодушной. Но, к сожалению, каждая страна смотрит однобоко на те или иные события. Мне это напоминает ту картину «истина посередине», как по разному можно рассматривать одну фигуру. С одной стороны, свет падает – это круг, а с другой – это прямоугольник, однако на самом деле – это был цилиндр. Очень хочется, чтобы в этом регионе поскорей наступил мир. Хочется, чтобы армяне с азербайджанцами начали уже садиться за стол переговоров. Понимаю, что тороплю события, что много жертв, потерь и ненависти с двух сторон, но когда-то надо начинать. В ирано-иракскую войну погибло тоже много людей, тоже была война. Моя тетя, родная папина сестра, погибла при бомбардировке Тегерана, однако это не означает, что иранцы должны ненавидеть иракцев… Я всегда учу своих студентов, прежде чем обвинить те или иные действия какой-либо страны, встаньте на ее сторону», — подытожила эксперт.