В Кремле состоялись встреча и переговоры президента России Владимира Путина и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. С точки зрения дипломатической практики это был рабочий визит Пашиняна в Москву, который в своей вступительной речи специально отметил, что прибыл по приглашению Путина, и подчеркнул, что «это уже их четвертая встреча в текущем году».

Опять-таки с точки зрения дипломатической практики рабочие визиты одного главы государства к другому совершаются по мере необходимости и всегда носят целевые назначения. «Мы с вами в постоянном контакте находимся по телефону, конечно, личные встречи всегда продуктивно проходят для достижения нужного результата, — отметил в своей вступительной речи Путин. — Надеюсь, что так будет и на этот раз. Мы поговорим в формальной и не в формальной обстановке, пообедаем вместе, обсудим текущие дела, поговорим о перспективах». Теперь о целях встречи. В анонсе Кремля указывалось, что переговоры посвящены реализации договоренностей 9 ноября 2020 года лидеров России, Азербайджана и Армении по Нагорному Карабаху, а также «дальнейшим шагам по углублению стабильности и налаживанию связей в регионе». Путин перед началом общения с Пашиняном в Москве добавил: «Скоро у нас саммит СНГ. Мне тоже хотелось бы с вами сверить часы по этому направлению. Ну и, разумеется, по основным вопросам нашего взаимодействия, в том числе в урегулировании в регионе на сегодняшний день, да и в долгосрочной перспективе».

Как видим, в этой части открытого диалога российский президент воздержался от каких-либо политических оценок ситуации, относя их к закрытой части переговоров. Пашинян избрал иную тактику. «Очень важно, чтобы союзники часто встречались, поговорили. К сожалению, в нашем регионе пока что нельзя говорить о полной стабилизации ситуации, — отметил армянский премьер. — Нагорно-карабахский конфликт остается нерешенным. И понятно, что в решении конфликта и вообще в обеспечении безопасности в нашем регионе Россия играет ключевую роль, которая является сопредседателем Минской группы ОБСЕ». Так, на наш взгляд, именно в доступной всем открытой части переговоров Пашинян вводил в контекст диалога конкретную тему, посылая соответствующий «сигнал» Баку и политической аудитории в Армении, где с повышенным интересом наблюдают за российско-армянским диалогом на высшем уровне.

Последняя встреча Пашиняна с Путиным состоялась 7 июля нынешнего года в Москве, на ней также обсуждалась ситуация в регионе после завершения второй карабахской войны. Но прорыва в армяно-азербайджанских отношениях не произошло, а на некоторых направлениях ситуация вообще стала деградировать. Баку вместо того, чтобы используя «мягкую силу», начать разговаривать с Ереваном о нормализации отношений после войны, решил выжать максимум из «эффекта победы» и обострил проблему демаркации границ между двумя государствами. Но вместо ожидаемых политических преференций на армянском направлении он получил проблемы с соседним Ираном. И все идет к тому, что прописанные в мирном соглашении от 9 ноября 2020 года позиции по разблокированию региональных коммуникационных коридоров, включая и другие инфраструктурные проекты в Закавказье, так или иначе придется решать с учетом уже и интересов Тегерана. Это тот самый фактор, который совместно «проспали» Азербайджан, Турция и Россия.

Теперь Москва решила поддержать идею создания нового формата переговоров — «3+3» (Россия, Иран, Турция, Армения, Грузия, Азербайджан). Тбилиси уже высказался против своего участия в этом проекте. Ереван размышляет, взвешивает все «за» и «против», понимая, что новый формат в случае его появления может выдавить Минскую группу ОБСЕ из карабахского урегулирования. Так что напоминание Пашиняна о том, что Россия является одной из стран — сопредседателей МГ ОБСЕ, носит неслучайный характер. Армения обеспокоена. Поиску путей деэскалации был посвящена визит в Москву спикера парламента Алена Симоняна, готовится встреча и духовных лидеров Азербайджана и Армении — католикоса всех армян Гарегина II и председателя управления мусульман Кавказа шейх-уль-ислама Аллахшукюра Пашазаде при посредничестве патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В подобных условиях наверняка диалог в Москве между Путиным и Пашиняном должен был быть насыщенным, так как центр дестабилизирующих процессов начинает перемещаться с Ближнего Востока в сторону Закавказья, но проблематика карабахского урегулирования перемещается на геополитическую периферию.

Это не устраивает, конечно, Армению, которая пытается сдвинуть в нужном для себя направлении стремительно развивающиеся события в регионе. России также придется принимать новые решения и, возможно, Путин в ходе встречи с Пашиняном что-то обсуждал на эту тему. Но, как бы то ни было, московские переговоры позволят сторонам четче сформулировать свою позицию и вернуться хотя бы на данном этапе к воссозданию давшего трещины консенсуса в регионе, который сложился после 44-дневной войны в Нагорном Карабахе. Тут главное вновь не пропустить момент, когда в Закавказье вырастет поляризация интересов, а государства региона начнут выбирать новые геополитические ориентиры. Кстати, в Ереван прибыл глава МИД Индии Субраманьям Джайшанкар.

До этих пор и на протяжении десятилетий резкие движения сверхдержав в таком масштабе наблюдались лишь на Ближнем Востоке. Теперь, возможно, и Еревану, да и не только ему одному предстоит решить сложнейшее геополитическое уравнение с огромным числом неизвестных.

Станислав Тарасов